Витамины: больше, чем еда

0
130

Такая, казалось бы, привычная вещь – витамины. Но до конца XIX века люди и не догадывались, что пища содержит не только питательные вещества, но и кое-что еще.


В XIX веке ученым уже стали известны белки, жиры и углеводы. Многие были уверены, что это главная ценность продуктов питания. Если эти вещества там есть, причем в определенном соотношении, то больше ничего и не надо. Однако жизнь неизменно опровергала казавшуюся столь логичной научную теорию. Было сделано множество попыток докопаться до истины. Но Нобелевскую премию присудили за наибольший вклад в открытие витаминов. Правда, выбор этих «героев» не всем кажется оправданным и по сей день…
 
От моряков к мышам
 
Одним из главных опровержений «безвитаминной» теории стали английские и испанские моряки. Совершая многодневные морские походы, они исправно получали белки-жиры… но теряли зубы. Их одолевала цинга. Из 160 участников известной экспедиции Васко да Гама в Индию 100 человек погибли от этой болезни. Довольно быстро выяснилось, что ежедневная порция отвара хвои или лимона железно предотвращает цингу. Возник вопрос: что в этих растениях такого чудодейственного?
 
У японских моряков был другой бич – болезнь бери-бери, то есть воспаление нервов, от которого человек переставал ходить и умирал. Бери-бери преследовала и население Индокитая, в том числе европейских военных и особенно заключенных в тюрьмах. Командующий японским флотом решил эту проблему: в дополнение к привычному полированному рису и рыбе он велел давать морякам мясо и молоко. И снова вопрос: почему сработало?
 
Первую попытку выяснить, что есть в пище, кроме белков, жиров и углеводов, предпринял русский ученый Николай Лунин. Он кормил лабораторных мышей молоком, только не настоящим, а собранным как конструктор: отдельно молочный белок, жир, молочный же сахар и минералы (про минералы тогда уже знали). Итак, все составные части налицо, а мыши погибали! В отличие от контрольной группы, которой давали нормальное молоко. В 1880 году Лунин сделал вывод: если невозможно обеспечить жизнь белками, жирами, сахаром, солями и водой, то из этого следует, что в молоке, помимо казеина, жира, молочного сахара и солей, содержатся еще другие вещества, незаменимые для питания. Однако тогда эта идея признания не получила, а сам опыт оказался почти забытым.
 
Цыплят по рису считают
 
В 1889–1896 годах в Индонезии врач Христиан Эйкман по заданию военных пытался побороть бери-бери. Он ставил опыты на цыплятах. Ничего не выходило, пока… не сменился рабочий в курятнике. Цыплята вдруг начали выздоравливать сами. Случайно медики узнали, что прежний работник кормил цыплят очищенным (полированным) рисом – таким же, какой отпускался на питание военных на кораблях и заключенных в тюрьмах. А новый сотрудник перевел птичек на неочищенный рис. Это теперь мы знаем, что в рисовых отрубях содержится витамин В1 (тиамин), недостаток которого и приводит к воспалению нервов. А тогда Эйкман и его коллеги были в недоумении. В итоге решили, что в очищенном рисе есть какая-то инфекция или токсины. Ничего подобного не нашли, но адмиралы велели закупать неочищенный рис, и на этом все успокоилось.
 
В 1911–1913 годах начался настоящий бум среди ученых на поиск «чего-то еще» в продуктах питания. И удалось это молодому польскому биохимику Казимиру Функу. Он выделил кристаллическое биологически активное вещество из рисовых отрубей, затем из дрожжей. Впоследствии стало ясно, что это был даже не витамин В1, а смесь витаминов группы В. Поскольку в них присутствовал азот, Функ придумал название – «витамин»: от латинского vita – «жизнь», и amin – «азот». Позже выяснилось, что азот есть не во всех витаминах, но от термина отказываться уже не стали.
 
Путь на пьедестал
 
Тут же было проведено сразу несколько исследований в разных странах. Пожалуй, наиболее примечательным стала работа английского биохимика Фредерика Гоуленда Хопкинса, который, по сути, повторил опыт Николай Лунина, но тщательнее и с более очищенными веществами. Его опыты на крысах подтвердили, что в молоке есть некоторые особые вещества, без которых рост и развитие невозможны. Впрочем, не надо считать Хопкинса плагиатором. Он, например, открыл аминокислоту триптофан (из нее в организме образуется «гормон радости», отвечающий за настроение и аппетит). В 1912 году он заявил, что существуют дополнительные факторы в продуктах, которые крайне важны для здоровья.
 
Год за годом группы ученых и отдельные светила добавляли к списку новые витамины. К 1929 году уже стало ясно, что это крайне важное открытие. Трудно назвать процесс в организме, где бы витамины не участвовали: от зарождения новой жизни до предотвращения старения. Они нужны и для профилактики, и для лечения. Тогда, в 1929 году, за витамины было решено дать Нобелевскую премию по физиологии или медицине.
 
После долгих и бурных дебатов лауреатами стали Христиан Эйкман и Фредерик Гоуленд Хопкинс. Почему именно они? Точнее, почему только они? Этот вопрос вызвал в научных кругах массу обсуждений, споров и ссор. Пожалуй, на самом деле можно было бы отметить и других ученых, чей вклад в открытие витаминов был как минимум не меньше, чем у этих двоих. Но… история не знает сослагательного наклонения.
 
Витамины открыли новую эпоху во всех отраслях медицины, и до сих пор выявляются все новые и новые способы их применения. В одних случаях ими лечат серьезные заболевания, в других – они усиливают действие лекарств и позволяют обойтись куда меньшими их дозами. Не будь в нашей пище витаминов, мы болели бы чаще и серьезнее.
 


nedug.ru

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 + 6 =